Дизайн-профи. Альманах о прекрасном  
  Искусство История Литература Психология Галерея  


Искусство Билибин Иван ЯковлевичВрубель Михаил АлександровичКустодиев Борис МихайловичРосписи по дереву в народном декоративно-прикладном искусствеОбразцовые проекты Дж.Кваренги и А.Н.ВоронихинаСобрание графики научной библиотеки Тартусского университета
История Коллекция доспехов «крылатых» гусарРусская история XIX века в портретных миниатюрах
Литература «Собрание российских древностей» А.И. Мусина-ПушкинаПоэта просветлённое лицо. Стихи Кати ПольгуевойСтихийная архитектура. Глава из романа «Оберег» Татьяны Латуковой
Психология Арт-терапияЕстественные и формальные языки
Галерея



Поэта просветлённое лицо. Стихи Кати Польгуевой.

Шахматово

Первосентябрьский дождь
Двухтысячного года.
И солнце вечное, и беглая вода...
Ничто не исчезает в никуда,-
О, эта медленная долгая свобода!
О, этот ясный мир без дыр и без изъяна:
Еще зеленый лес, уже осенний свет.
О чем поете вы, герои прежних лет
Под тихую мелодию баяна?
Какой печальный звук в басах его зажатых,
Нетороплива грусть, неповторимый вальс!
Вновь оказались вы в своих шестидесятых
Еще до всяких бед, еще совсем до нас.
И ожили опять вчерашние преданья -
И юность матерей, и молодость отцов.
Поэта просветленное лицо
И сентября холодное мерцанье...
Еще сто лет долой из-под ночного свода,
Где времени вершить свой круговой пробег.
Шестидесятый год, Блок и грядущий век,-
Все в этой осени двухтысячного года.
1-4 сентября 2000

«Ну а если ни стихов, ни песен…»

Ну а если ни стихов, ни песен,
Если зауряден твой удел?
Пережеван, да и сплюнут – пресен
Вечности, которой не хотел.

И в темнице мрачной не замучен,
И в бою священном не убит, -
Школярами путь твой не изучен
И в посмертных стелах не отлит.

Жил, копил добро, а чаще – дыры,
Маленькие совершал дела.
И любовь твоя не по Шекспиру,
А по ней и по тебе была.

Дети – не творцы и не герои,
Внуки разве – кто их разберет?
И когда земля тебя укроет,
Все твое с тобой туда уйдет.

Может, после кровь и отзовется
Век спустя – и в будущих веках.
Но живою жизнью не вернется
Давний март, что синевой пропах.

Только этот шумный, говорливый
Март хранишь, пока хватает сил.
Никогда ты не сжигал архивы,
Потому что их не заводил.

Кто сказал, что много, а что – мало,
Кто решил, какая боль больней,
Чьи беречь предания в анналах
И в подвалах ускользнувших дней?

Что назвать трагедией, что – драмой,
Что, за бесполезностью, забыть?
Ты дома построил, а не храмы,
Но ведь людям где-то надо жить!

И дома со временем истлеют,
И, конечно, вырубят сады.
Но посадят новые аллеи,
Вырастят и соберут плоды.

А моя зудящая тревога
Для тебя – пустая маята.
Что тебе небесная дорога,
Если жизнь еще не прожита?

Тщетно спорить, чей невыносимей
Тяжкий крест, кому и как любить.
Только этот март, густой и синий,
Почему-то жалко уносить.
10.02.2003

«И самые великие стихи…»

И самые великие стихи
Так без труда рифмуются с грехами.
Не искупить страдание стихами:
Ни жизнь, ни смерть, ни святость, ни грехи.

Не искупить – и не найти концов,
Как не заасфальтировать стихии.
Сильнее и безжалостней стихи и
Всех прочих слов, и собственных творцов.
7.01.2005

«Если стихи не подвиг…»

Если стихи не подвиг –
Тогда бравада.
Если не наважденье –
Смешная поза.
Всё-то неймется им,
Всё-то чего-то надо, –
Вечно рифмуют,
Презрев однозначность прозы.

Даже не прозы,
А просто обычной фразы, –
Лишь бы услада слуха,
Услада духа…
Вечно пусты,
А желают всего и сразу,
Мир прогибая
Тяжестью оплеухи.

Что ж – оплеуха:
Утерлись – и в миг забыли
Этих шутов,
Бессмысленных, безобразных…
Их убивали,
Только когда любили, -
Все эти подвиги,
Позы, угрозы, фразы.
17.02.2005

Детство

Мне хотелось попробовать пяткою спелость дождя,
Пробежать по шершавой испарине плит и асфальта.
А дождинки шипели, вертели весёлые сальто,
Надо мною смеясь и опять в облака уходя.

Цепкость детской мечты превращалась в заманчивый бред.
Эти краски и запахи моря, цветы, испаренья
Проливались слезами, предчувствием стихотворенья
И предательским страхом нарушить суровый запрет.

Всё по-прежнему здесь, да дожди и запреты не те.
Снова город приморский под ливнем и тёплые лужи.
Хочешь – бегай босым. Но когда это вовсе не нужно,
Нет ни слёз, ни мечты, лишь стихи - и круги по воде.
16.09.2007, Анапа.

Мойка, 12

Мойка. Мальчик. Девять лет.
Среди книг, комодов, спален
Лишь дуэльный пистолет
Для него пока реален.

Ни стихов, ни смерти нет –
Есть реки свинцовой воды.
Мойка. Мальчик. Девять лет.
Говорок экскурсовода.

Через стёкла блёклый свет,
И листок осколком солнца.
Мойка. Мальчик. Девять лет.
Он сюда еще вернётся.

Рок, сдающийся внаём,
Жизни требует с поэта.
Мойка. Мальчик. Мы вдовеем.
Два дуэльных пистолета.

Трёт слова экскурсовод.
Этот дом его не слышит.
Он свое еще возьмёт,
Отвоюет и напишет –

Русский мальчик, блудный сын.
Мир отчаянней и горше.
Нужно завести часы
И распробовать морошку.
9.10.2008, Петербург.


Екатерина Польгуева - русская писательница и журналистка, чьё поэтическое наследие долгое время оставалось в тени публицистической и художественной прозы. Между тем, именно сильное, самобытное, стихийное поэтическое дарование сделало Екатерину Польгуеву одной из тех фигур русской литературы двадцать первого века, которым суждено стать и летописцем, и камертоном, и знаковой личностью эпохи. По стихотворениям Кати будущие филологи будут составлять свои представления о нашем времени.
Подробная информация о биографии поэтессы, а также отрывки произведений и сборники стихов - на официальном сайте:
Екатерина Польгуева. Проза, поэзия, публицистика.



Следующая страница: Стихийная архитектура. Глава из романа «Оберег» Татьяны Латуковой

 • Начало   • Литература   • Поэта просветлённое лицо. Стихи Кати Польгуевой  

  Искусство История Литература Психология Галерея  
  Арт-терапия Михаил Врубель Доспехи крылатых гусар 
  Дизайн-профи. Альманах о прекрасном © Альманах «Дизайн-профи», 2021.
Визуальная культура, красота и эстетика.
История искусства, художественная современность.
Психология прекрасного, гармоничная среда.
Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов.
Билибин
Врубель
Кустодиев
Польгуева
Латукова
Профиль
Контакты
Карта сайта