Дизайн-профи. Альманах о прекрасном  
  Искусство История Литература Психология Галерея  


Искусство Билибин Иван ЯковлевичНачало. «Мир искусства»Иллюстрации к русским народным сказкамВдохновение Русского Севера. Былины и сказки ПушкинаСатирическая графика и иллюстрации в газетах и журналахРабота в театре. Декорации и костюмыПосле революцииВозвращение на родинуВрубель Михаил АлександровичКустодиев Борис МихайловичРосписи по дереву в народном декоративно-прикладном искусствеОбразцовые проекты Дж.Кваренги и А.Н.ВоронихинаСобрание графики научной библиотеки Тартусского университета
История Коллекция доспехов «крылатых» гусарРусская история XIX века в портретных миниатюрах
Литература «Собрание российских древностей» А.И. Мусина-ПушкинаПоэта просветлённое лицо. Стихи Кати ПольгуевойСтихийная архитектура. Глава из романа «Оберег» Татьяны Латуковой
Психология Арт-терапияЕстественные и формальные языки
Галерея



Иван Яковлевич Билибин

Иллюстрации к русским народным сказкам

В отличие от многих мирискусников, работавших одновременно в живописи, графике, театрально-декорационном искусстве, Билибин стал художником книги. Правда, впоследствии он много сделал как художник театра, но книжная графика оставалась основной областью приложения его творческих сил.

Надо сказать, что именно книга стала самым лучшим, самым ценным в наследии мастеров этого круга, именно книжно-графическому искусству принадлежат их наибольшие успехи. Ведь во второй половине и, особенно, в конце XIX века были утрачены традиции изысканного и благородного оформления книги. Выпускались так называемые роскошные издания, громоздкие, обильно позолоченные, украшенные слащаво-манерными или вычурно-натуралистическими рисунками. Мирискусники вернули книге изящество и красоту оформления. Они воспринимали ее как произведение искусства, где все — от обложки до заглавной буквы — должно быть предметом взыскательного внимания художника. Но ущербность художественной идеологии проявилась и в книжной графике. Мастера «Мира искусства» заботились, в первую очередь, о нарядности, декоративности, «украшенности» книги, подчиняя задачам формально-художественным задачи идейно-образного истолкования литературного произведения.

Иллюстрации к русским народным сказкам «Иван-царевич и серый волк», «Царевна-лягушка», «Перышко Финиста ясна сокола», выполненные Билибиным в 1899 году, определили избранный художником круг тем и особенности его изобразительного языка. В том же году рисунки были приобретены для издания Экспедицией заготовления государственных бумаг; Билибин получил возможность делать книгу от начала до конца, думать над ее общим художественным решением. Билибин постоянно интересовался возможностями печати, лучшим способом воспроизведения своих акварельных оригиналов. Поэтому ему удавалось достигнуть нужного декоративного эффекта, его книги и по сей день производят впечатление праздничных, изобретательно оформленных.

И.Я.Билибин. Иллюстрации к русской народной сказке «Царевна-лягушка»
И.Я.Билибин. Иллюстрации к русской народной сказке «Царевна-лягушка»

«Сказки» сделаны как ярко расцвеченная и пышно украшенная тонкая тетрадь большого формата. Это был новый тип детской книги. Билибин придумал специальную повторяющуюся «серийную» обложку, в которой Экспедиция выпустила шесть книжек. Обложка наряжена узором, рисунком, цветом. Плоскостные, декоративные изображения волшебной птицы Сирина и Алконоста перемежаются с пейзажами, где появляется «сказочная» архитектура расписные терема, дворцы, избушка на курьих ножках. Тут же помещен рисунок с тремя всадниками, чьи фигуры вырисовываются на фоне заката, — композиция явно напоминает работы В. Васнецова (на первых порах Билибин находился под большим его влиянием). Уже здесь проступает характерная особенность билибинской манеры: поверхность листа предельно нагружена, художник не терпит пустоты, не дает передышки глазу.

Обложка — словно крышка расписного, щедро украшенного ларца, полного чудес. И чудеса начинаются с первой же страницы. На ней расцветают диковинные стилизованные цветы. Буквица нарядная, цветная, оплетена узорочьем; красочная заставка-картинка окаймлена рамкой с плоскостным орнаментом. Рукописный шрифт заголовков стилизованный под старославянский, превращенный в затейливый красочный узор, также принимает участие в декорировании обложки и первой страницы. Текст введен в однотонную рамку, в которую врисован пейзаж и орнамент. После обложки, несколько утомительно многословной, изобилующей картинками, разрядку дает широкая полоса наборного шрифта. Плотный, чуть растянутый, необычный по рисунку, напоминающий древнерусское письмо,— он свободно размещен на вытянутой вверх странице. Ни одна мелочь не ускользает от внимания художника — все продумано, все обыграно.

Сюжет сказки раскрывается в многочисленных иллюстрациях. Для Билибина развитие действия и даже характеры сказочных персонажей не представляют первостепенного интереса. Главное — передать очарование старины, воскрешаемой художником в каждой детали, разработать целостный декоративный образ. С необычайной тщательностью вырисовывает он узор ткани, покрой, детали отделки всевозможных кафтанов, шуб, душегреек, охабней, шитых золотом сарафанов, причем делает это не приблизительно, а с достоверностью, знанием и подлинной любовью к старому русскому быту и костюму. Но герои сказок — Иван-царевич, Василиса Прекрасная, Марья Моревна выглядят безликими статистами, наряженными в пышные, любовно выписанные старинные костюмы. Больше повезло сатирическим персонажам — тугодумным, надутым спесью царям, лукавым дьякам и неповоротливым боярам, охарактеризованным шутливо, остро.

Дар Билибина-сатирика проявился уже в этих первых его работах. Остроумная картинка-присказка завершает, например, книжку «Царевна-лягушка». Дородный царь в короне и мантии, в задумчивости задирая нос, глубокомысленно уставил взор на верхушку кола, где развевается по ветру мочало («не начать ли сказку сначала?»). Такой рисунок, веселый, яркий, насыщенный смешными подробностями, несомненно, оживляет книгу, но подобные иллюстрации встречаются чрезвычайно редко, большинство персонажей неподвижно, статично — без жестов, без характеров. Поэтому, при всех своих достоинствах, «Сказки» недостаточно интересны для детей — они малозанимательны, они утомляют подчеркнутой нарядностью цвета, изысканностью графического узора, рассчитанными, скорее, на восприятие взрослых читателей.

В первых работах Билибин еще подражателен, хотя он упорно и настойчиво ищет свою форму выражения. В выборе мотивов, в трактовке сюжета ощутимо воздействие детских книжек Поленовой. Творчество этой тонкой и вдумчивой художницы, автора рисунков ко многим детским сказочным книгам конца прошлого века, опиралось на изучение народного искусства, кустарного ремесла, хотя не было свободно и от влияния модерна — популярного направления в западном искусстве, начавшего в те годы проникать в Россию. Впервые в ее книжных рисунках зазвучали мотивы резьбы, вышивки, набойки; сама манера изображения приблизилась к народной картине-лубку.

Рисунки первых билибинских книжек еще тяжелы; перегружены фигурами, композиционно неустойчивы. Но уже здесь характерная черта билибинского стиля — острое чувство линии, пристрастие к линейному контуру — проявляется уверенно и определенно. Линия резко очерчивает предметы и фигуры, ограничивает куски цвета — насыщенного, без переходов и полутонов. Билибин любит взятое в полную силу красное с золотом в соседстве с зеленым и глухо-коричневым. Густые, вязкие, эти тона приобретают в подобных сочетаниях своеобразную холодную звучность. Художник умело извлекает из них декоративную красочность; листы его книг переливаются многоцветием, привлекают нарядностью.

Несомненное достоинство «Сказок» — высокая полиграфическая культура издания. Подобный тип детской книги для своего времени был, действительно, новаторским. Однако цельности решения всей книги здесь нет. Для художников круга «Мира искусства», как справедливо отмечали исследователи, было важным само искусство графики в книге, а не книга как целостное, композиционно построенное, организованное произведение графического искусства. Поэтому несколько случайно распределение иллюстраций: разномасштабных, они перегружают тонкую тетрадь в десять — двенадцать страниц, спорят друг с другом на разворотах, а главное, смотрятся самостоятельными картинками, введенными в текст. Это впечатление усиливает тяжеловесный орнамент рамок, сопровождающих каждую иллюстрацию, пестрота цвета, утомительное многословие деталей.

И тем не менее уже в первых «Сказках» Билибин выступает как профессионал, раскрывает свои творческие пристрастия, ищет свою систему изобразительных средств, определяет свое понимание графики в книге.

И.Я.Билибин. Иллюстрации к русской народной сказке «Марья Моревна»
И.Я.Билибин. Иллюстрации к русской народной сказке «Марья Моревна»

После успеха первых книжек Экспедиция заказала Билибину еще три такого же типа. Рассматривая их, видишь, как крепнет мастерство художника, увереннее и точнее становится рисунок, более совершенной-проработка формы. Не изменяя своему пристрастию к насыщенным холодноватым тонам, Билибин добивается их особой выразительности. Подлинной сказочностью веет от его волшебных всадников в «Василисе Прекрасной»: в ярко-красном кафтане на красном коне мчится всадник-день, мрачна и таинственна фигура черного всадника-ночи, белый рыцарь, скачущий на белоснежном коне, олицетворяет утро. Здесь появляются образы, созданные народной фантастикой: уродливый старец — Кащей Бессмертный, самая популярная героиня сказки — баба-яга, «в ступе едет, пестом погоняет, помелом след заметает». Их облик интересно выдуман художником, близок народным представлениям, образам русской сказки.

Билибин постепенно успокаивает цвет, делает его более сдержанным. С одной стороны, сохраняется сопоставление ярких цветовых пятен; с другой — чувствуется тяготение к общему объединяющему тону, к единству колористического решения. Так, например, в «Марье Моревне» коричневато-красноватые и зеленовато-синие тона звучат как ведущие, остальные подчинены им. Все большее значение приобретает линейный ритм. В то же время в отдельных иллюстрациях по контрасту художник прибегает к запутанной, пересекающейся линии, которая образует прихотливый графический узор на поверхности листа.

Названные две книжки — пример более высокого профессионального умения и более точного владения декоративностью — качеством, которое Билибин в себе настойчиво развивал и совершенствовал.

И.Я.Билибин. Иллюстрации к русской народной сказке «Белая уточка»
И.Я.Билибин. Иллюстрации к русской народной сказке «Белая уточка»

Над последней книжкой, в которую входят две сказки — «Сестрица Аленушка и братец Иванушка», а также «Белая уточка», — Билибин работал около двух лет. В общем строе этих сказок важную роль играет опоэтизированный пейзаж России. Мы видим окраины деревень, извилистые тропинки, бегущие к избам, невысокий лесок, неширокие речки, луговые поймы. Сказка оборачивается русской крестьянской былью, одушевляется интересом к русской природе.

Всего четыре года отделяют первую книжку, выпущенную Экспедицией заготовления государственных бумаг, от последней. Однако творческий почерк художника существенно изменяется. Билибин приходит к четкой, лаконичной манере изображения, большей гармоничности цвета, пластической завершенности. Меняется характер линии, она перестает только ограничивать форму, она превращается в одно из средств усиления декоративной выразительности иллюстрации; ее плавные изгибы создают мягкий, певучий ритм рисунка.


Инесса Липович



Следующая страница: Вдохновение Русского Севера. Былины и сказки Пушкина

 • Начало   • Искусство   • Билибин Иван Яковлевич   • Иллюстрации к русским народным сказкам  

  Искусство История Литература Психология Галерея  
  Сказочник Илья Билибин Росписи по дереву Борис Кустодиев 
  Дизайн-профи. Альманах о прекрасном © Альманах «Дизайн-профи», 2021.
Визуальная культура, красота и эстетика.
История искусства, художественная современность.
Психология прекрасного, гармоничная среда.
Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов.
Билибин
Врубель
Кустодиев
Польгуева
Латукова
Профиль
Контакты
Карта сайта