Дизайн-профи. Альманах о прекрасном  
  Искусство История Литература Психология Галерея  


Искусство Билибин Иван ЯковлевичНачало. «Мир искусства»Иллюстрации к русским народным сказкамВдохновение Русского Севера. Былины и сказки ПушкинаСатирическая графика и иллюстрации в газетах и журналахРабота в театре. Декорации и костюмыПосле революцииВозвращение на родинуВрубель Михаил АлександровичКустодиев Борис МихайловичРосписи по дереву в народном декоративно-прикладном искусствеОбразцовые проекты Дж.Кваренги и А.Н.ВоронихинаСобрание графики научной библиотеки Тартусского университета
История Коллекция доспехов «крылатых» гусарРусская история XIX века в портретных миниатюрах
Литература «Собрание российских древностей» А.И. Мусина-ПушкинаПоэта просветлённое лицо. Стихи Кати ПольгуевойСтихийная архитектура. Глава из романа «Оберег» Татьяны Латуковой
Психология Арт-терапияЕстественные и формальные языки
Галерея



Борис Михайлович Кустодиев

После революции. Купцы и купчихи

В искусство Кустодиева после 1917 года вошла новая жизнь, которую он изображает взволнованно и звонко. Революцию художник принял радостно и с открытым сердцем. 6 марта 1917 года он пишет Лужскому под впечатлением событий Февральской революции: «Дорогой Василий Васильевич, Целую Вас и поздравляю с великой радостью! Вот Вам и Питер!…»

Первым непосредственным и эмрциональным откликом Кустодиева на события революции была картина «27 февраля 1917 года» (1917). Она выполнена на основе натурного этюда, написанного акварелью с особым воодушевлением, быстро, прозрачно, легко. Художник в картине почти не меняет характер пейзажа. Видимо, он уже тогда понимал, что произведение, посвященное революционным событиям, созданное современником, станет документом эпохи. Кустодиев несколько укрупняет справа первый план. Более гибкими и живописными делает ветви дерева, освещенные солнцем, контрастнее – тень от них. Но главное, над чем он работает в картине – это изображение народа на улицах. Появляются новые сюжетные линии, некоторые фигуры участников событий оказываются перенесенными из этюда. Однако всегда это связано с усилением эмоциональных акцентов. Так, например, фигура мужчины с шапкой в поднятой руке на первом плане в этюде, написанном сверху из окна в мастерской, кажется почти распластавшейся на снегу. В картине художник меняет ракурс фигуры, чтобы подчеркнуть мотив приветствия.

Б.М. Кустодиев. 27 февраля 1917 года
Б.М. Кустодиев. 27 февраля 1917 года. 1917 г.

В картине действие развертывается на первом плане вокруг машины. На ней солдаты с красным знаменем, окруженные толпой приветствующего его народа. Рождение новой эпохи чувствуется не только в воодушевлении людей на улице, но и в звонкой солнечности февральского дня, в праздничной красоте сочетания окраски домов, где желтое перемежается с красным, с живописно вздымающимися столбами белых дымов из труб на фоне голубого неба, то есть в особенной эмоциональной насыщенности пейзажа, пронизанного бодростью и жизнерадостностью.

Послереволюционное искусство художника удивительно разнообразно по направлениям творческих интересов в различных жанрах. Оно насыщенно напряженными исканиями остроты композиционных решений, цветовой звучности, скульптурной четкости формы в живописи.

Пожалуй, не один из современников не передал с такой бодрой энергией и романтической взвалнованностью смысл происходящих исторических событий, как Кустодиев. Такова картина «Ночной праздник на Неве» (1923).

Б.М. Кустодиев. Ночной праздник на Неве. 1923
Б.М. Кустодиев. Ночной праздник на Неве. 1923 г.

Кустодиев переживает в этот новый период необычайный творческий подъем. Много и очень плодотворно он работает в портретном жанре, по-прежнему серьезно и самобытно решает проблему портрета-картины. Задумывает и осуществляет классические по ясности идеи, колористической силе и образности декорации и, наконец, блистательно продолжает в жанровой живописи линию рассказа о теперь уже ушедших в прошлое картинах жижни России, преимущественно из купеческой среды. В некоторых произведениях гротесковые ноты звучат с большой остротой, но в то же время сохраняется любование красочностью обычаев и праздников.

Б.М. Кустодиев. Масленица. 1919
Б.М. Кустодиев. Масленица. 1919 г.

В 1919 году Кустодиев пишет свою новую «Масленицу». В отличает от картины «Масленица» 1916 года, где художник широко, панорамно раскрывал пространство, здесь он словно ограничивает происходящее кулисами справа и слева, дает прорыв в глубину зимнего пейзажа с пушистыми, украшенными инием деревьями. Яркое солнце котрастно вырисовывается на фоне снежной пелены. Несется тройка в нарядной упряжи, являющаяся центром композиции. Фигуры первого плана решены почти силуэтно. В бесконечной «сумятице» многочисленных сюжетов картины можно открывать все новые и новые забавные ситуации. Однако при, казалось бы, свободной стихийности происходящего композиция строится с железной логикой. Свою подпись Кустодиев с присущим ему озорством помещает над витриной магазина, где продают самые заманчивые яства – икру и лимоны, сосиски и огромные копченые окорока.

Б.М. Кустодиев. Наброски трех мужских фигур (В. А. Кастальского)
Б.М. Кустодиев. Наброски трех мужских фигур (В. А. Кастальского) 1919 г.

Этюды к картине были исполнены в 1919 году с Василия Александровича Кастальского – мужа старшей сестры художника, Александры Михайловны. он позировал в фас, профиль и в легком трехчетвертном повороте. Этюды с Кастальского в трех положениях использованы для трех различных персонажей. В картине усиливается характерность и гротесковость типажа. Фигуры становятся более грузными. Художник меняет даже очертания кистей рук, делая их пухлыми и короткопалыми. Использовав в первоплановых фигурах два этюда, художник изображает в глубине картины купца, поза которого как бы синтезирована из трех этюдов, нарисованных с Кастальского.

Б.М. Кустодиев. Купец. 1918
Б.М. Кустодиев. Купец. 1918 г.

Кастальский послужил также моделью для очень точного, пластично проработанного этюда к картине «Купец» 1918 года. Художник сажает модель в позу, найденную до мельчайших подробностей, то есть композиция уже полностью решена, вероятно, в эскизных набросках. В картине художник сохраняет черты лица модели – линию лба, носа, очертания рта, форму руки со скрученными пальцами, которые купец цепко положил на пачки денег. Но меняет прическу, пишет длинную пушистую седую бороду, и темные глаза Кастальского становятся светлыми, с каким-то особым стеклянным блеском. Картина яркая, красочная, декоративная, решена как обличение алчности и стяжества. Это не просто купец, считающий выручку в конце дня удачной торговли. Однако обобщение в этой картине не достигло цельности и синтеза такого уровня, как в картинах «Купчиха» или «Красавица». Возможно, это было результатом слишком прямого следования за натурой, увиденной в этюде. Конкретность подсмотренных черт модели при всей близости к задуманному образу в какой-то мере «перекрыла» яркость замысла, а быть может, замысел оказался не достаточно зрелым и внутренне пережитым.

Однако в некоторых случаях непосредственное использование этюда в картине не нарушает цельность и выразительную силу образа.

Б.М. Кустодиев. Купчиха с покупками. 1920
Б.М. Кустодиев. Купчиха с покупками. 1920.

Такова картина «Купчиха с покупками» (1920). Этюд 1919 года исполнен с домашней работницы Кустодиевых Аннушки. Здесь уже значительно более конкретный жанровый мотив, не претендующий, как в картине «Купец», на синтез. В «Купчихе с покупками» художник с особенно изысканной гармонией решает колористические проблемы. Картина словно подернута легким золотистым флером. Красиво сочетание черного кружева с розовым платьем. Фигура почти целиком рисуется на фоне неба с пушистыми кучевыми облаками. Купчиха и мальчик, несущий ее покупки, идут по мощенной булыжником площади какого-то провинциального города, частично увиденного в натуре, частично созданного замыслом художника. Так, слева мы узнаем купол и колокольню Введенской церкви. Мотив спокойного торжественного шествия контрастно подчеркнут движениями энергично работающих людей в глубине картины.

Б.М. Кустодиев. Купчиха с зеркалом. 1920
Б.М. Кустодиев. Купчиха с зеркалом. 1920 г.

Биография Аннушки, быть может, натолкнула художника на сюжет картины «Купчиха с зеркалом» 1920 года. Этюдом к ней послужил рисунок «Два портрета Аннушки» (1918).

Этюды художник рисует мастерски и с удовольствием. Он любуется мягкой гладкостью нежной кожи, тугим узлом светлой косы на затылке, женственной округлостью черт лица модели. В картине исчезла непосредственность, свойственная Аннушке, позирующей для этюда, и появились уверенность и самолюбование. Эта женщина, смотрящая в зеркало, не только полна удовольствия от созерцания себя в ярком красном платье, в коричневой с серебристым узором шали, но и чувствует восторженный взгляд старого мужа, ожидающего ее в дверях. Девушка-служанка склонилась над лисьей шубой,собираясь накинуть ее на плечи хозяйки. Кустодиев лишь намечает образ молодой девушки, делая все возможное, чтобы облик ее не отвлекал внимание зрителя от царящей в картине самовлюбленной красавицы. Этюд для нее был исполнен с Ирины.

Но, пожалуй, самая значительная из картин октябрьского периода, посвященных купеческому быту, – «Купчиха за чаем» (1918).

Б.М. Кустодиев. Купчиха за чаем. 1918
Б.М. Кустодиев. Купчиха за чаем. 1918 г.

Художник демонстрирует и нарядную красочность предзакатного пейзажа с легкими розовыми облаками, и великолепие пышной белотелой красавицы, и блеск ее лилового шелкового платья, и разнообразие снеди на столе с сочным спелым арбузом, который венчает это торжественное чаепитие. Полная безмятежности кошка, мурлыкая, трется о теплое плечо. Ничто не нарушает спокойствия лица с алыми губами, задумчивыми и одновременно бездумными голубыми глазами. В лице есть та же отрешенность от окружающей героиню картины среды, показанной столь выпукло, реально, как и в картине «Купчиха» 1915 года или «Красавица».

Интересен путь поисков окончательного решения этой классической для искусства Кустодиева вещи. В эскизе 1918 года найдена поза, но образ значительно гротескнее, нежели в законченном произведении. В картине меняется и композиция. На столе возник красивый сочный, разрезанный на аппетитные ломтики арбуз, который заключает в себе мощный цветовой акцент первого плана. Появилась терраса дома в глубине, где происходит гротескно чинное чаепитие купеческой четы. Изменился пейзаж. Дерево слева и узорно дубовые листья теперь кулисно обрамляют героиню картины, как бы замыкая пространство вокруг нее.

Когда был выполнен эскиз, Юлия Евстафьевна подсказала художнику модель – Галю Адеркас, девушку, жившую в доме, которая, по ее мнению, подошла для этого сюжета. С нее был сделан в 1918 году превосходный рисунок. Борис Михайлович посадил ее в позе и костюме героини картины, но сохранил абсолютную портретность девичьего лица с внимательным умным взглядом, с мягкостью черт совсем юной, хотя и рано сформировавшейся физически девушки. В картине купчиха пышнее и «вальяжнее», внимательность заинтересованного взгляда в сторону рисующего художника сменилась задумчивой отрешенностью голубых глаз, как бы подчеркивающей значительность героини картины. Здесь путь к синтезу был удивительно плодотворен. Это одна из наиболее цельных работ художника.


С.Г. Капланова



Следующая страница: Двадцатые годы. Портреты

 • Начало   • Искусство   • Кустодиев Борис Михайлович   • После революции. Купцы и купчихи  

  Искусство История Литература Психология Галерея  
  Михаил Врубель Доспехи крылатых гусар Татьяна Латукова 
  Дизайн-профи. Альманах о прекрасном © Альманах «Дизайн-профи», 2021.
Визуальная культура, красота и эстетика.
История искусства, художественная современность.
Психология прекрасного, гармоничная среда.
Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов.
Билибин
Врубель
Кустодиев
Польгуева
Латукова
Профиль
Контакты
Карта сайта