Дизайн-профи. Альманах о прекрасном  
  Искусство История Литература Психология Галерея  


Искусство Билибин Иван ЯковлевичВрубель Михаил АлександровичВенецианское вдохновениеБогатырьПортреты Н.И. Забелы-ВрубельПортрет С.И. МамонтоваДва пейзажа 1900 годаНациональные характерыПортретыЗначение рисунков с натурыАвтопортретыАналитический метод цветовых решенийПортрет В.Я. БрюсоваКустодиев Борис МихайловичРосписи по дереву в народном декоративно-прикладном искусствеОбразцовые проекты Дж.Кваренги и А.Н.ВоронихинаСобрание графики научной библиотеки Тартусского университета
История Коллекция доспехов «крылатых» гусарРусская история XIX века в портретных миниатюрах
Литература «Собрание российских древностей» А.И. Мусина-ПушкинаПоэта просветлённое лицо. Стихи Кати ПольгуевойСтихийная архитектура. Глава из романа «Оберег» Татьяны Латуковой
Психология Арт-терапияЕстественные и формальные языки
Галерея



Михаил Александрович Врубель

Портреты

Уже первый из известных станковых портретов Врубеля достаточно полно отразил восприятие художником человека. В портрете «Девочка на фоне персидского ковра» (1886) с необычайной силой и трогательной бережностью Врубель раскрывает сложную душу своей маленькой модели. Мерцание драгоценных камней, горячие тона ковра, переливы шелка платья не растворяют человеческий образ, а оттеняют его глубину. Большие сверкающие глаза не только побеждают своим блеском переливы ожерелий, но и поражают глубокой серьезностью, силой чувства и словно замершим в них каким-то вопросом.

М.А. Врубель. Девочка на фоне персидского ковра
М.А. Врубель. Девочка на фоне персидского ковра. 1886

Девочку не занимает пышность антуража. Он не придает ей уверенности, напротив, есть скорее что-то беспомощное в ее позе, в жесте руки, держащей розу.

В изысканной нежности прикосновения к цветку – одна из граней образа. Тонкой девичьей шейке тяжело от нескольких рядов драгоценных гранатовых и жемчужных ожерелий.

В национальной характерности склада лица, печальных глазах Врубель находит отголоски высоких гуманистических идей красоты и благородства человеческого духа.

Мастерство Врубеля, его виртуозное владение всем арсеналом художественно-пластических средств, которое давало возможность с такой ясностью и простотой выразить глубокие идеи, были результатом постоянного самозабвенного труда.

Все творчество Врубеля – это самозабвенный, бескомпромиссный труд. Он уничтожал множество не удовлетворявших его работ. Работал неистово и увлеченно. Не терпел равнодушия и холодности по отношению к модели, к миру, который его окружал, в котором он черпал бесконечное множество разнообразных впечатлений для своих обобщений.

Врубель много думал о сложности духовного мира художника, о его ранимости. Он понимал необходимость отдачи себя без остатка искусству, говорил о губительности компромиссов.

Внутренняя сосредоточенность, глубина и серьезность взгляда моделей Врубеля создает особую атмосферу общения человека с его искусством. Оно требует внутренней очищенности от повседневной суеты, которой художник добивался в работе над портретом, при всей жизненной неповторимости его образов.

Произведения Врубеля словно приглашают зрителя на долгий безмолвный диалог, в котором человеку, смотрящему на них, с каждой минутой открываются все новые и новые грани образа.

Особый интерес для характеристики творческого процесса художника представляют те рисунки, в которых художник словно перекидывает мост между натурой в ее непосредственном отражении, такой, какой он ее видит, и обобщенным представлением о самой сути того явления, которое заставляет его размышлять, сопоставлять с какими-то родственными или, напротив, контрастными явлениями в процессе восприятия или вдали от натуры. Интересен с этой точки зрения большой рисунок 1886 года – портрет профессора Киевского университета А. Ф. Кистяковского. Это быстрый обобщенный рисунок, выполненный энергичным штрихом. В серебристом мареве линий – четкость, стремительность.

В рисунке, где художник предлагает тип портрета, в котором уже заложены основы монументальности, есть четкая характеристика духовной жизни модели. На обороте рисунка надпись Н. Прахова: «Александр Федорович Кистяковский, профессор-криминалист, автор сочинения о необходимости отмены смертной казни, набросок Михаила Александровича Врубеля для портрета (по фотографии)». Несмотря на то, что основой портретного наброска послужила фотография, в рисунке уже есть активное отношение к модели. Фотография была лишь поводом для своего, творческого прочтения образа, для того, чтобы «сформулировать» в рисунке свое ясное и бескомпромиссное представление о характере человека, над которым размышлял Врубель, глядя на его фотографию. В облике Кистяковского читается внутренняя собранность мыслителя, активно вторгающегося в жизнь. Художника привлекает величавость, значительность образа. У Кистяковского высоко поднятая голова, окладистая борода, высокий лоб. Врубель относится к нему, как к человеку, несущему идею, которую тот защищал смело и целеустремленно.

М.А. Врубель. Портрет А. Ф. Кистяковского
М.А. Врубель. Портрет А. Ф. Кистяковского. 1886

Быстрый рисунок содержит уже «стержень волевого вторжения в духовный мир модели. Врубель никогда пассивно не регистрирует портретность черт лица и внешнее сходство. Эти качества приходят в результате углубленных поисков образа человека. Видимо, внутренняя ясность образа модели для работающего художника была настолько четкой, что черты духовной жизни проступают на самых ранних стадиях работы над натурным портретом.

В портрете доктора Левицкого, относящемся к позднему периоду творчества художника, перед нами ранний этап работы над рисунком и в то же время уже здесь нас пленяет чеканная, словно хрустальная ясность ломкого штриха. На этом раннем этапе работы над портретом уже найдено эмоциональное состояние модели. Художник передает тревожность взгляда врача-психиатра, напряженность, возникшую, быть может, в момент общения с пациентами. Врубель даже на первоначальных этапах работы над рисунком дает представление не только об эмоциональном состоянии, но и об интеллектуальной жизни человека, которого он рисует.

М.А. Врубель. Портрет В. А. Серова. 1885
М.А. Врубель. Портрет В. А. Серова. 1885

Для проникновения в «святая святых» творческого процесса много значат незаконченные рисунки Врубеля, где перед зрителем предстает этап работы, который обычно бывает скрыт под сеткой штрихов, положенных при завершении рисунка. Таких рисунков у Врубеля довольно много. Будучи человеком импульсивным, постоянно ищущим новых путей пластического решения, он часто бросал свои работы, переходил к новым листам. Его мастерство было настолько велико, что он всегда чувствовал в себе силы сделать работу совершеннее той, которая была выполнена им ранее. Среди таких незаконченных рисунков большой интерес представляет портрет художника В. А. Серова 1885 года. Лицо на рисунке еще не проработано, но уже намечена светотеневая моделировка энергичным штрихом по форме. Рисунок очень конструктивен, в нем есть четкая ясность каркаса. Казалось бы, художник только приступает к работе над портретом, однако зритель чувствует ту удивительную ясность лица Серова, чистоту его образа, которая была присуща этому замечательному художнику.

С.Капланова



Следующая страница: Значение рисунков с натуры

 • Начало   • Искусство   • Врубель Михаил Александрович   • Портреты  

  Искусство История Литература Психология Галерея  
  Сказочник Илья Билибин Росписи по дереву Борис Кустодиев 
  Дизайн-профи. Альманах о прекрасном © Альманах «Дизайн-профи», 2021.
Визуальная культура, красота и эстетика.
История искусства, художественная современность.
Психология прекрасного, гармоничная среда.
Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов.
Билибин
Врубель
Кустодиев
Польгуева
Латукова
Профиль
Контакты
Карта сайта