Дизайн-профи. Альманах о прекрасном  
  Искусство История Литература Психология Галерея  


Искусство Билибин Иван ЯковлевичВрубель Михаил АлександровичКустодиев Борис МихайловичАстраханское детство и Академия художествНачало века. Поиски света, цвета и глубиныПариж, революция, монахини, ВенецияЖанровые картины и портреты Декоративность и пластика в работах после 1910 годаРасцвет мастерства. Плодотворный 1915 годРусская красота. 1916 годПосле революции. Купцы и купчихиДвадцатые годы. ПортретыДвадцатые годы. Большевик и русские типыРосписи по дереву в народном декоративно-прикладном искусствеОбразцовые проекты Дж.Кваренги и А.Н.ВоронихинаСобрание графики научной библиотеки Тартусского университета
История Коллекция доспехов «крылатых» гусарРусская история XIX века в портретных миниатюрах
Литература «Собрание российских древностей» А.И. Мусина-ПушкинаПоэта просветлённое лицо. Стихи Кати ПольгуевойСтихийная архитектура. Глава из романа «Оберег» Татьяны Латуковой
Психология Арт-терапияЕстественные и формальные языки
Галерея



Борис Михайлович Кустодиев

Русская красота. 1916 год

Оптимизм Кустодиева, умение наполнит зрителя безудержным ощущением веселья с особой полнотой выразились в его «Масленицах».

«Масленицы» Кустодиева – апофеоз красоты национального обычая, возможность показать на фоне прекрасного зимнего пейзажа зрелище, в котором участвует множество людей, беспечных, умеющих радоваться, забыв о веренице повседневных забот. Нарядные костюмы, улыбающиеся, раскрасневшиеся на морозе лица, расписные дуги и задники саней, церкви, припорошенные мягким снегом, деревья, одетые инеем, – все сливается в незабываемом зрелище.

Проблема отношения к своему народу занимала Кустодиева. Ему хотелось правды и точности в выражении любви к России.

Патриотизм Кустодиева выразился в разных формах и в его серии «Олимп», где он беспощадно клеймит душителей русской революции, и в безграничной любви к русской природе, почти всегда одухотворенной присутствием человека, и в поисках национальной красоты русской женщины, и в пристальном внимании к многоцветью и самобытности русского народного искусства, и, наконец, в нетерпимости к ханжеству, фальши, сытому самодовольству.

Точность замеченного в жизни и осмысленного ясным, веселым умом Кустодиева порой фантастична по многообразию, яркости и многоплановости сюжетных линий. Творческое преломление увиденного в композиционных замыслах ярко, самобытно, смело.

Б.М. Кустодиев. Масленица. 1916
Б.М. Кустодиев. Масленица. 1916 г.
Государственная Третьяковская галерея

«Масленица» 1916 года – радостное, феерическое, великолепное зрелище. Пейзаж, взятый широко, панорамно, вводит в мир волшебства зимнего предзакатного часа, когда небо расцвечено розовым, зеленым, желтым, когда пушистый мягкий снег вбирает в себя отблески радужного неба. На этом фоне развертывается масленичное гулянье. Проносятся лошади с бубенцами на расписных дугах, запряженные нарядными санками. Радостно балагурят седоки под яркими полостями. В глубине – карусель, балаганы и веселое бурление толпы вокруг. В картине пять церквей (среди них и Введенская, купол которой был виден из окна мастерской художника). Их очертания, цвет куполов и колоколен играют большую роль в цветовом и композиционном строе пейзажа. Деревья в глубине картины слева – высокие, стройные, опушенные снегом; их тихая нежность контрастирует с буйством мальчишек, то несущихся на санях, то дерущихся на горе. Деревья справа решены в локальном цвете. Их энергичные силуэты – блистательная композиционная находка художника.

В 1916 году был выполнен эскиз для картины «Масленица», подписанный и датированный художником. Это в известной мере характеризует серьезность отношения Кустодиева к нему.

Б.М. Кустодиев. Масленица. Этюд
Б.М. Кустодиев. Масленица. 1916 г.
Русский музей

Вместе с тем Кустодиев резко меняет по сравнению с эскизом композицию картины. Он срезает краем рамы кроны деревьев справа, делает их более высокими, ищет другой рисунок стволов со стройным, как бы упругим силуэтом, расширяет праздничную панораму, включает множество новых сюжетных линий, перемещает церковь вглубь картины, добивается цельности и законченности всего действа. Создавая великолепные цветовые гармонии, нарядные и декоративные, художник никогда не забывает и о занимательности своих картин. Он заражает зрителя тем страстным интересом, с которым сам наблюдает жизнь, и всякий раз находит в повседневном что-то увлекательное и неповторимое. Превосходный рассказчик, он никогда не утрачивает ощущение особой сочности жизни, вкуса к ней. В искусстве Кустодиева причудливо переплетались ликующая радость бытия и острая, обличительная ирония, направленная против пошлости, мещанства и скудости духовной жизни. При самом подробном рассказе в его произведениях всегда чувствуется мастерство широкого и обобщающего осмысления изображаемого.

В умении завязывать многоплановые сюжетные ситуации, как и в подлинном понимании народного, национального в искусстве, есть нечто, роднящее Кустодиева с Питером Брейгелем.

Воинов отмечает в своей книге, что яркая образность была присуща и рассказам художника. «Необычайная зоркость Кустодиева к русскому быту сказывается и в жизни. Когда он начинает вспоминать, то шумные деревенские базары, то вербную толкучку, то масленическое обжорство и лихую удаль и прочее, он весь преображается, с восторгом, наперерыв, приводя мельчайшие подробности, – и перед собеседником тогда оживают те же знакомые кустодиевские мотивы, от которых веет своеобразное поэзией».

В 1916 году Кустодиев создает одну из лучших своих картин – «Московский трактир», изображает чаепитие извозчиков как торжественный ритуал. Они пьют чай из блюдечек истово, с величавым достоинством. Богатство сочетаний глубокого красного цвета стен, синих кафтанов с разноцветными поясами, лиц, раскрасневшихся от мороза и чаепития, достигает здесь особой декоративности.

Б.М. Кустодиев. Московский трактир. 1916
Б.М. Кустодиев. Московский трактир. 1916 г.

Органический сплав ярких жизненных впечатлений с «задуманной» стилизацией, рожденной сходством увиденного в жизни с образностью и цветовым строем древнерусской живописи, оказался естественным и плодотворным.

Глубокое понимание древнерусского искусства, подлинный интерес к нему пронизывают всю творческую жизнь художника.

Сын вспоминает: «Из русских книг он любил читать о старинных иконах и часто рассматривал их; у него была коллекция книг по русской иконе. особенно он ценил новгородские иконы – в них ему очень нравилось изображение лиц».

В процессе работы над картиной «Московский трактир» было создано множество эскизов. Сохранился лишь один быстрый набросок – зарисовка обычной, повседневной жизни трактира. В нем еще нет той ритуальной торжественности, которая станет основой картины. Пальма, изображенная в картине во второй комнате, здесь – в центре композиции, за большим аквариумом с рыбами. Справа беседуют два бородатых купца в тяжелых шубах, слева половой приносит чайники трем сидящим за столом. В своих эскизах, набросках Кустодиев никогда не дает обстоятельной характеристики участников происходящего

Видимо, как и у Сурикова, исключительная сила творческого воображения позволяет ему держать в голове многочисленные образы персонажей будущих картин. Более конкретная разработка идет в натурных этюдах. Эскиз же служит художнику для выяснения основной композиционной завязки, тональных отношений. Характеры персонажей намечаются общим абрисом, но с удивительно точными жестами, дающими представление об эмоциональной завязке. Штрих подобных эскизов обычно «ломкий», слоистый, совсем иной, чем в натурных рисунках, где обычно контур гибкий, плавный и где художник добивается пластически ясной формы. Иногда он, как и в этом наброске, пользуется растушевкой.

Б.М. Кустодиев. Цветы и кукла.
Б.М. Кустодиев. Цветы и кукла. 1916 г.

В больнице после тяжелой операции Кустодиев выполнил для дочери превосходный по кристальной ясности рисунок «Цветы и кукла» (1916). В стакане – розы, нарциссы, ландыши. Рядом кукла с пышными волосами, в нарядном платье. Серебристые переливы тончайших тональных градаций и необычайная чистота формы.

Кажется будто бы художник с особой остротой и какой-то трепетной нежностью ощущает красоту мира. Рисунок исполнен карандашом с легкой подцветкой цветными карандашами, но тональная разработанность так отточена, что он кажется решенным в активном цвете.

Работая над картиной, Кустодиев, как правило, делал эскизы. Непосредственно и сремительно возникавшие замыслы новых картин подчас опережали возможность их осуществления. Вероятно, если бы жизнь художника не была так коротка, он реализовал бы большинство из них.

Болезнь как бы обостряет постоянную потребность творчества. В нем было спасение. В монографии Воинова содержится такое мнение о творчестве художника в этот мучительный для него период: «Болезнь Кустодиева, мало-помалу лишившая его способности двигаться, как бы углубила его способность внутреннего созерцания. Прекратился или почти исчез поток новых впечатлений, художник остался один со своими былыми переживаниями; там, за стеной, яростно вздымаются валы новой, неведомой жизни, от которой в его мастерскую долетают лишь мелкие брызги, – но он уже узнал жизнь, ее лик, и утверждением этого лика стало его творчество… Только теперь все случайное, частное в быте возвысилось для художника до степени типичного и общего, приобрело значение символа».

Можно по-разному относиться к этому, но важно то, что читая рукопись книги Воинова, Кустодиев одобрил ее. Поэтому как отражение «самоощущения» художника такая точка зрения заслуживает внимания.

В тяжелом для Кустодиева 1916 году были созданы две превосходные работы – «Ночное» и «Фонтанка».

Б.М. Кустодиев. Ночное. 1916
Б.М. Кустодиев. Ночное. 1916 г.

В картине «Ночное» – тишина и покой. Пасутся лошади, у костра – два мальчика. Зеркальная гладь воды небольшой речки. Дым костра устремляется вверх. Фигура серой лошади моделирована почти скульптурно, отблески костра падают на ее круп. Голубеют леса вдали, малахитовая глубокая зелень лесов за рекой. Ранний расвет. В небе с розоватыми облаками пролетают утки. В пейзаже все соразмерно, ясно и гармонично. Он пронизан любовью к раздумчивой русской природе.

В солнечном пейзаже «Фонтанка» передано деловитое и радостное оживление города. На первом плане – больные клиники, из окна которой пишет художник, дворник поливает улицу, дети норовят попасть под струю воды. Идет нарядная барышня в белой шляпке, и навстречу ей мастеровой со спутницей в платке. По набережной лошади везут телеги с разным грузом. Художник и здесь, как и в «Масленницах», не отказывает себе в удовольствии показать их расписные дуги. Дымят пароходики, плывущие по Фонтанке. Кустодиев прекрасно чувствует структуру городского пейзажа. Архитектура в его работах воспроизведена точно, и в то же время она живописна и декоративна.


С.Г. Капланова


Тем, кто хочет последовать примеру великого художника и почитать об иконоведении и истории древнерусской живописи, рекомендуем портал: «Иконовед». История, искусство, христианство. В библиотеке портала собраны интересные книги, в том числе о новгородской иконе, московских иконописцах и средневековом русском искусстве.



Следующая страница: После революции. Купцы и купчихи

 • Начало   • Искусство   • Кустодиев Борис Михайлович   • Русская красота. 1916 год  

  Искусство История Литература Психология Галерея  
  Росписи по дереву Борис Кустодиев Арт-терапия 
  Дизайн-профи. Альманах о прекрасном © Альманах «Дизайн-профи», 2021.
Визуальная культура, красота и эстетика.
История искусства, художественная современность.
Психология прекрасного, гармоничная среда.
Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов.
Билибин
Врубель
Кустодиев
Польгуева
Латукова
Профиль
Контакты
Карта сайта